Василий Хлопяник: «Родственное скрещивание ведёт к вырождению»

Профсоюз, как много в этом слове для сердца русского слилось. А если говорить конкретнее, например, о профсоюзе работников агропромышленного комплекса – одного из старейших в России, то начинать говорить нужно с 1919 года. Именно тогда в Петрограде состоялись I Всероссийский съезд Профсоюза сельскохозяйственных работников и I Всероссийский съезд Профсоюза рабочих пищевой промышленности.

  Летели года, менялись названия страны, но не менялось предназначение профсоюза – защита прав работников от произвола работодателей. А если что и менялось, так это численность. Даже в суровую годину Великой Отечественной войны их количество не уменьшалось, а наоборот - росло. На смену тем, кто ушел на фронт, приходили новые люди, преимущественно женщины и молодежь. Им предстояло овладеть опытом профсоюзной работы в условиях военного времени.

Всё коренным образом изменилось, когда в России наступила эра рыночной экономики. Новый исторический этап развития общества потребовал от Профсоюза работников АПК  серьезной перестройки деятельности. Необходимо было вести конструктивный диалог как с собственниками предприятий и их представителями, так и с представителями органов государственной власти, отстаивая права и интересы своих членов.

  Как это удалось сделать и что сделать не удалось, в эксклюзивном интервью НИА-Калининград рассказал председатель Обкома профсоюзов работников АПК Калининградской области Василий Хлопяник.

  - Василий Петрович, в советское время в Калининградской области профсоюз АПК насчитывал около 90 тысяч членов. Сейчас сельскохозяйственный сектор региона в основном представляют фермерские хозяйства, которые создавать профсоюзные организации не хотят. Как выглядит ситуация в возглавляемом вами Обкоме?

  - Вы, как говорится, сразу зацепили очень больную для профсоюза АПК тему.

  - А в чём суть этой боли?

  Дело в том, что деревня, в силу обстоятельств нынешнего времени, потихоньку вымирает. И тот жизненный уклад, который формировался не только в период СССР, а и до того как, рушится. Русские люди всегда жили коллективно. А система фермерства никогда не приживалась на Руси. Даже такие более свободные люди, как казаки, жили в хуторах, хотя имели свои наделы за пределами хутора.

   Иными словами, дух коллективизма, взаимовыручки, дух сельского жителя – отличительное состояние души человека живущего в селе, от человека, проживающего в городе, сегодня уничтожаются. Подтвержу сказанное конкретными примерами.

  В Калининградской области в своё время было 176 хозяйств – колхозов и совхозов. Это не считая птицефабрик, пять звероводческих хозяйств. Речь идет о хозяйствах, занимающихся мясом, молоком, зерном. И трудилось в этой сфере около 100 тысяч человек. 800 тысяч га земель сельскохозяйственного назначения, которыми обладает область, были полностью в обороте.

  - Вы хорошо знаете сельское хозяйство региона?

  - Думаю, что достаточно хорошо. Я человек советского периода, выросший на советских идеалах и образе жизни советских людей. Длительное время работал в сельском хозяйстве. Долгое время был директором племенного завода «Нестеровский», который сейчас проходит процедуру банкротства. Одним словом, моя ментальность такова, что мне ближе люди села. Этот образ жизни я прекрасно понимаю до самых его основ. Вот эту основу сейчас и подрубили.

  - Каким образом произошла подрубка сельскохозяйственной основы?

  - Чуть раньше я уже говорил о том, что в регионе насчитывалось 176 хозяйств. Сейчас в области условно коллективных хозяйств около десяти. Все остальные – фермерские хозяйства. Но крупного фермерства в регионе нет. Территорию региона завоёвывают крупные холдинги. Например, агрохолдинг, назову так, как мне ближе,- «Долгов и компания». У братьев Долговых в Нестеровском районе в собственности свыше 60 тыс. га земель сельскохозяйственного назначения. Большой шлейф перерабатывающих предприятий. Они наши Фото голой жены подробно. Проверенные Проститутки Балтийская станция метро. сколько стоит 1 кг алюминия коренные люди, выросшие в Нестеровском районе, которых я знаю с детства.

  - Наверняка, в агрохолдинге есть профсоюзная организация.

  - Увы. У меня с братьями хорошие отношения. В течение последних пяти лет я работаю с ними в плане создания в агрохолдинге первичной профсоюзной организации. Они не отказывают, но когда я уезжаю из их офиса, эта проблема уезжает вместе со мной.

  - Почему так происходит?

  - Один из братьев мне как-то сказал, что у них с братом нехороший авторитет на селе. Я ему ответил, что личный авторитет братьев не должен быть помехой для создания на предприятиях профсоюзных организаций. Ведь они сегодня владельцы Гурьевской птицефабрики, перерабатывающего мясокомбината в Гусевском районе, большой животноводческой молочной фабрики бывшего совхоза «Фурманова». У них большой штат работников. Иными словами, идеальные условия для создания крупной профсоюзной организации, которая станет защищать права рабочих.

  Ведь они людям платят минимальную зарплату – 10 тыс. рублей. На такую зарплату даже умереть нельзя, а не то чтобы жить. Многие уже проработали на предприятии по 20 лет, и скоро будут уходить на пенсию. Какая она у них будет? Как они смогут на неё прожить? Что они станут говорить в адрес своих работодателей?

  - То есть вы предложили хозяевам агрохолдинга создать контролирующий орган? Кто же на это согласится…

  - Дело в том, что они получают как федеральные, так и региональные солидные субсидии на развитие АПК. Это деньги, которые заработаны людьми, а работодатель извлекает из наёмных рабочих прибавочную стоимость. Поэтому он обязан платить им достойную зарплату, тем более, что имеет для этого реальную возможность. Ведь жизнь-то одна, и на тот свет с собой ещё никто ничего не уносил.

  Увы, все мои аргументы и убеждения по сегодняшний день успеха не имеют. Воз, как говорится, и ныне там.

  - А как обстоят дела в другом крупном агрохолдинге «Залесское молоко»?

  - Там тоже нет первичной профсоюзной организации. И это весьма показательный пример другой стороны «профсоюзной медали». Ведь одним из учредителей этого предприятия был прежний министр сельского хозяйства Андрей Владимирович Романов.

  - Давайте посмотрим на эту другую сторону. В чём её «показательность»?

  - В том, что органы федеральной, региональной и муниципальной властей совершенно не заинтересованы в развитии профсоюзного движения. Следовательно, власть не заинтересована в том, чтобы люди хоть немножко почувствовали себя людьми. Чтобы они были не какими-то хромосомами, а имели часть своих полномочий на достойную зарплату и чувствовали себя комфортно. Чтобы в рабочем коллективе и от них хоть что-то зависело, а слово собственника не было истиной в последней инстанции.

  К сожалению, этого нет. Вот вам конкретный пример этакого скрещивания власти и бизнеса. Мною был подготовлен проект отраслевого трёхстороннего соглашения: с одной стороны его подписывает региональное министерство сельского хозяйства, с другой – сообщество работодателей, с третьей – Обком профсоюза АПК. Там, в частности, записано, что работодатель не противодействует созданию первичных профсоюзных организаций, а региональная и муниципальная власть оказывает всяческое содействие.

  Так вот, через Михаила Афанасьевича Хованского передал этот проект соглашения в министерство сельского хозяйства Романову. После проверки текста специалистами, министр подписал семь экземпляров документа.

  Спустя пару дней после этого Романова посетил один известный бизнесмен, его фамилию называть не стану, который также должен был поставить свою подпись под соглашением. О чём говорили, не знаю, но после этой встречи министр отозвал свои подписи.

  Позднее мне Романов сказал, что не видит целесообразности в подписании такого отраслевого трехстороннего соглашения. А ведь это требование Трудового кодекса РФ. Но такой аргумент его не убедил. Сказал, что я живу советским периодом. Хотя сами по инерции живут за счёт того, что было наработано в тот период.

  Позднее, на одном из совещании, которой вёл Алексей Силанов, он тогда замещал губернатора, я высказался в том смысле, что формирование правительства происходит такими людьми, которые не понимают, что происходит не только в стране, но и в регионе. И рассказал этот случай с трёхсторонним соглашением. И тогда дело наконец-то сдвинулось с мёртвой точки.

   - Сколько первичных профсоюзных организаций в АПК региона?

  - Пятнадцать.

  - А в сравнении с прошлыми годами?

  - Сравнивать ничего не надо. Я даже цифру не хочу называть. Это незначительная часть того, что было на период 1991 года. Профсоюз АПК насчитывал 90 тысяч членов профсоюза. Это была ¼ от численности всех членов профсоюза Калининградской области.

   - Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы возродить былую славу профсоюзов?

   - Отвечу так, без осмысления органами государственной власти необходимости иметь защитные функции работников всех отраслей через профсоюзы, прогресса не будет. Нужен консенсус власти и профсоюзного движения. Если такого консенсуса достигнуть не удастся, говорить о дальнейшем развитии профсоюзного движения я бы не стал.  

  И ещё об одной причине недостаточно активного развития профсоюзного движения. Знаете, при разведении крупного рогатого скота нельзя допускать родственного скрещивания. Это ведёт к вырождению породы. Перефразируя эти слова, замечу, нельзя допускать скрещивания власти и бизнеса. Это может привести к вымиранию профсоюзов.